?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страница

Поэзия и гадание

Поскольку стихи совершенно не пишутся, а журналу негоже простаивать, с этого дня займусь иным делом, сопричастным поэзии. Равно как и всякому другому искусству.
Гадание. Символические системы одна другой ярче. Что может быть более поэтичным? Как и в истинной поэзии нужно дойти до самого дна, понять первоосновы, прочувствовать каждый образ. А потом выдохнуть и собрать всё воедино. В произведение, которое впечатлит людей. Ну, или хотя бы порадует, что уж там.
И как в истинной поэзии ни о какой однозначности речи быть не может. В этом и есть прелесть. В гибкости инструмента, который позволяет разуму задействовать самые потаённые свои уголки, уходить прочь от привычного и раскрывать то, что казалось невозможным. Чем дольше вглядываешься в сплетение цветов, линий и символов, тем меньше в голове остаётся наносного. Тем больше вскрывается первооснова в первую очередь нас самих. А отсюда - и огромный потенциал для интеллектуальной деятельности.
Следуя абсурдным путём, можно прийти к истине. Вглядываясь в ложь, можно раскрыть правду. Вдыхая пустоту, можно обрести существование.

Возьмём Дьявола. Эту неприятную, а то и откровенно пугающую карту старших арканов.Дьявол
Ложь, распад личности. Страх. Неподдающиеся контролю страсти. Боль и крушение. Но в то же время сила остаётся силой в любой своей форме. Даже в хлещущей во все стороны, даже в смертельно опасной.
Поэтический образ порой мудрее нас, существующих в привычном материальном мире. Поэтический образ опасно оставлять без внимания, он открывает глубину, которую без него мы никогда не познаем. Разве великие люди не сравнивались с пламенем? Разве их поступки не выходили за границы допустимого? Разве жестокость и ложь не вплетались в их милосердие?
Дьявол - это сила вулкана. Она вырвалась и бьётся, клокочет, сметает всё на своём пути. Но она же вышвыривает на поверхность ценные породы. Она формирует облик земли. И запечатлевается не только в земной коре, но и в сердцах людей.
Возможно на великого святого, равно как и на великого тирана в иные годы мог бы выпасть Дьявол. Буря страстей возводит их на вершину величия. Один умудряется направить её в любовь к Богу. Второй к родной земле или просто власти. Граница порой тонка. А за границей - крушение. Всякий ходящий по самому краю иной раз тянет из огня аркан Дьявола. И обжигается, но пытается удержать. Если удастся - победа выйдет велика. А не удастся, не о ком будет и вспоминать.
Это аркан риска. И жестокой несоразмерной расплаты.
Это аркан лжи. И тот, кто часто играет правдой во имя своих целей - тоже тянет его из колоды, дуя на обожжённые пальцы.
Единственное, что однозначно объединяет все случаи - это бесконечная опасность. Всякому ставящему на Дьявола, лучше понимать, что ставит он собственную голову.


Образ - это всегда совокупность многих элементов. Но совокупность, которая по всем правилам систем, обретает нечто большее. Когда с ваших пальцев взлетает бабочка, всё можно объяснить. Физика, биология, психология - объяснят вам и причину окраски, и возможность полёта, и ощущение от вида бархатных крыльев. Но как объяснить всё это сразу, слитно и в том порыве, который на одно мгновение рождает в глубинах души? Любое объяснение будет неравноценно. Только искусство даёт нам возможность дать объяснение, сопоставимое с произошедшим на наших глазах. Потому что искусство повторяет в наше душе увиденное. И учит понимать его.
Такова живопись. Такова поэзия. И таково гадание.

Есть простые ответы на простые вопросы. Но чем сложнее вопрос, тем проще должен быть ответ. И в то же время тем более всеобъемлющим он должен быть. Только символические системы способны по-настоящему дать ответ там, где не справляется обычный анализ проблемы. Они воспроизводят в нашей голове цельную живую картину. И в этой картине дают возможность отыскать понимание. Отыскать свой ответ. И выйти из замкнутого круга.

Поэтому поэзия и гадание находятся в одном шаге друг от друга. На расстоянии когда дыхания стоящих рядом уже касаются друг друга, но руки всё ещё не соприкоснулись. Вечно различные. И вечно близкие.

Метки: